Особенности процесса трансформации сбережений в инвестиции в российской экономике

Рассматривая сбережения домашних хозяйств как важнейший ресурс экономического роста, в анализе происходящих процессов необходимо опираться на особенности процессов капиталообразования в национальной экономике. При выборе весьма жесткого способа экономических преобразований, ориентированного на достижение целей экономического роста за счет факторов снижения жизненного уровня и социального развития общества, предполагалось, что основными инвестиционными ресурсами станут зарубежные кредиты. Именно они дадут импульс экономическому развитию, а затем, поддержанный монетарными методами регулирования, инвестиционный процесс наберет обороты за счет собственного потенциала.

Между тем, согласно исследованиям Всемирного банка, проанализировавшего развитие 14 стран мира (Китай, Таиланд, Южная Корея, Япония и др.), основным источником внутренних инвестиций были накопления домашних хозяйств, составлявшие в среднем 15—17% ВВП. Размер зарубежных инвестиций — не более 2%. Причем даже незначительное повышение сбережений домашних хозяйств давало гораздо больший экономический эффект, чем увеличение иностранных капиталовложений.

За десятилетний период проведенных реформ были времена, когда, следуя канонам классической рыночной экономики, пытались «запустить» инвестиционный механизм, регулируя ставки рефинансирования, норму банковского резервирования, проводя операции на открытом рынке, т.е. задействуя весь арсенал монетарных методов стимулирования инвестиционной активности, которые должны были бы увеличить поток инвестиций в реальный сектор экономики.

Оживления инвестиционного процесса не наблюдалось. Несмотря на то, что в последнее время наметились некоторые положительные сдвиги в этих процессах, проблема недостаточности инвестиционных ресурсов, необходимых для качественного «скачка» экономики, стоит остро. В 2002 г. инвестиции в основной капитал составили менее 30% от уровня 1991 г. По оценкам экспертов, спрос реального сектора экономики на кредитные ресурсы более чем на 40% остался нереализованным (37, с. 15).

В 2002 г. банковские кредиты обеспечили лишь 4,3%> финансирования в основной капитал. При этом основная часть инвестиций (55%) пришлась на экспортно-ориентированные сырьевые отрасли и естественные монополии, только менее 7% — на отрасли обрабатывающей промышленности (легкая, пищевая, машиностроение) (23, с. 43—45). Недостаточный объем инвестиций в большинстве отраслей приводит к увеличению износа основного капитала, который в 2002 г. составил более 42% (23).

Общие тенденции изменения национального валового сбережения характеризуют данные, приведенные в табл. 20 «Валовое сбережение». Валовое сбережение в России в 90-е годы сокращалось как в абсолютном, так и в относительном выражении ВВП. До 1999 г. характер изменений отражает резкое уменьшение национальных сбережений, вызванное снижением ВВП более чем на 40%.

Начиная с 1999 г. ситуация со сбережениями начала улучшаться. В 2000—2001 гг. норма валовых сбережений не просто возвращается к традиционно высоким показателям доперестроечной экономики (которые в последние годы существования СССР колебались на уровне 31% по отношению к национальному доходу), но и перекрывает их.

Особенности процесса трансформации сбережений в инвестиции в российской экономике

Норма валового сбережения в предварительным данным). составила 35,9%; в 2001 г. — 33,4% и в 2002 г. 32,8%.

Особенности процесса трансформации сбережений в инвестиции в российской экономике

 

Подобная норма валовых сбережений является одной из самых высоких в мире — из крупных стран она выше только в Китае.

Таким образом, если судить по сбережениям, Россия не испытывает большой нужды в притоке капитала из внешнего мира: она расходует на свои сбережения треть своего ВВП.

Парадоксальность этого вывода в условиях резкой недостаточности инвестиционных ресурсов потребовала более углубленного рассмотрения финансового потока накоплений, формируемых экономикой в целом.

Данные развернутого анализа национальных накоплений представлены в табл. 21 «Счет операций с капиталом по экономике в целом» и в выполненном на его основании расчете разниц между валовыми накоплениями и валовыми сбережениями за анализируемый период 1994—2001 гг. (табл. 22).

Особенности процесса трансформации сбережений в инвестиции в российской экономике

 

Анализ финансового потока накоплений показывает, что современная Россия имеет норму валового сбережения не ниже, а то и выше, чем в СССР в 80-е годы. Невысокая для страны, пытающейся наверстать упущенное, норма валового накопления оборачивается сравнительно невысокими темпами экономического роста (5% — в 2001 г., 4,3% в 2002 г.), что явно недостаточно для ликвидации отставания России от развитых стран и восстановления ее прежнего веса в мире.

В результате Россия, опережая в последние годы большинство стран мира по норме валового сбережения, отнюдь не лидирует по норме валового накопления, которая у нее составляет 19—22% в 2000—2002 гг., тогда как в развитых странах норма валового накопления в эти годы равнялась 26—32%, не говоря о Китае, где эта норма была близка к 40% (42).

Причина отмеченной выше парадоксальной ситуации, состоящей в том, что при росте масштаба сбережений не наблюдается роста инвестиций, заключается прежде всего в оттоке капитала, который в основном происходит из сектора нефинансовых предприятий. Россия на протяжении всего постсоветского периода является чистым кредитором остального мира.

Страна тратит на внутренние инвестиции от половины до двух третей своих сбережений, а остальные уходят во внешний мир. Налицо бегство капитала, которое, по данным платежного баланса, составило за 2001—2002 гг. около 10 млрд. долл. При этом нелегальный вывоз, по оценкам экспертов (23, с. 44), в 2002 г. достиг рекордной величины — примерно 35 млрд. долл.

Отток ресурсов происходит по статьям «задолженность по своевременно не поступившей экспортной выручке и непогашенным импортным авансам» и «торговые кредиты и авансы». Отток средств, точнее, утечка капитала, по этим статьям в последние годы сохранялся на высоком уровне, достигнув своего апогея в 3% ВВП в 2002 г. Отрицательный знак позиции «чистые ошибки и пропуски» платежного баланса косвенно также указывает на возрастание проблемы утечки капитала, а высокие значения этой позиции (10 млрд. долл. в 2002 г.) — на ее масштабы. Однако поток «рефинансирования» (в основном из офшорных зон) в 2002 г. снизил общую величину сальдо финансового потока «нефинансовые предприятия — остальной мир» до 1,5% ВВП.

Чистым кредитором остального мира выступает также сектор домашних хозяйств, оставляя за пределами страны 0,2% ВВП, их величина очень четко корреспондируется с доходами от собственности, которые определяются на том же уровне (табл. 8).

Продолжающееся бегство капитала и его возрастание являются свидетельством неуверенности субъектов экономики в перспективах ее развития, а также в наличии противоречия между интересами развития предприятия и личными интересами крупных собственников, поскольку утечка капитала служит прежде всего целям личного обогащения.

Следует заметить, что, по оценкам экспертов, утечка капитала идет в основном из предприятий ресурсодобывающих отраслей. Эти сектора не только создают основную долю валовых сбережений, но они же их и поглощают (55% общего размера валовых накоплений), т.е. происходит процесс самофинансирования. Предприятия обрабатывающих отраслей получают всего 7% общего объема инвестиций. Из-за их достаточно сложного финансового состояния перелива капитала не происходит. Ресурсодобывающие предприятия предпочитают не рисковать, а направлять денежные потоки за границу. В последнее время наблюдается новая тенденция: преуспевающие «добытчики природных ресурсов» «излишние» сбережения инвестируют за рубеж, открывая дочерние фирмы и создавая концерны.

Российский инвестиционный процесс отличает еще один парадокс так, в 2002 г. предприятия привлекли от банковской системы лишь одну пятую объема ресурсов, размещенных населением в банках. При этом спрос предприятий на ресурсы был удовлетворен только на 60%.

На наш взгляд, сложившаяся ситуация обусловлена целым клубком накопившихся экономических проблем и, прежде всего, отсутствием финансового механизма переориентации потоков сбережений домашних хозяйств в реальный сектор экономики, адекватно встроенный в комплексную программу повышения доходов домашних хозяйств.

На сегодняшний день складывается ситуация, когда поступление финансовых средств в реальный сектор экономики осложняется более высокой доходностью финансовых инструментов по сравнению с реальным сектором. Для этих целей банки вполне устраивают краткосрочные ресурсы, предоставляемые нефинансовым сектором экономики. Так, если депозиты и вклады, привлеченные банковской системой от физических лиц, возросли за год по состоянию на 1 января 2003 г. на 14,6%, то привлеченные средства предприятий и организаций — на 48,7% (18, с. 69).

Проводимая Центральным банком России политика повышения норм резервирования, в том числе и по привлеченным средствам физических лиц, ведет к росту стоимости для банков ресурсов населения. Дело в том, что резко сузившиеся рынки государственных займов, ограниченность в выборе других высокодоходных краткосрочных вложений — эти факторы влекут за собой накопление громадных банковских ресурсов на корсчетах в ЦБ РФ, среднедневные остатки счетов в 2003 г. составляли около 130 млрд. руб. Центробанк, пытаясь стерилизовать излишек денежной массы, в этой ситуации идет на повышение норм резервирования, в том числе по привлеченным средствам физических лиц. Данная мера, как показывает практика, позволяет убрать денежный «навес», однако вызывает рост стоимости заимствований у частных вкладчиков для банков.

Этим процессам сопутствует и другая интересная тенденция — при внешней невостребованности ресурсов населения экономикой отмечается рост привлеченных кредитов от «остального мира».

В 2002 г. прирост внешних займов нефинансовых предприятий достиг максимального (за период 1997—2002 гг.) значения и составил 2,4% ВВП. Более того, этот прирост превысил поток кредитов, привлеченных от банков. То, что внешние займы частично компенсировали утечку капитала в форме задолженности по вовремя не поступившей экспортной выручке и непогашенным импортным аванса, дает основание предположить, что это не столько кредиты, сколько вернувшиеся из «утечки» капиталы, формально сменившие «хозяина» этих средств.

Результат непродуманных мер по ограничению роста денежной массы печален: банки предпочитают с таким трудом привлеченные ресурсы хранить у себя на резервных счетах, что не только не позволяет деньгам работать на экономику, но и создает опасную ситуацию для развития инфляционных процессов. Бороться же только с угрозой инфляции нельзя, так как повышение норм резервирования автоматически отражается на привлекательности банковских вложений для вкладчиков. Таким образом, налицо связь между наличием направлений вложения банковских средств и ростом средств населения на счетах банков.

К третьему парадоксу развития инвестиционных процессов в России можно отнести то, что розничные инвесторы отделены от рынка ценных бумаг.

Подчеркивая эту специфическую особенность российского рынка ценных бумаг, проф. Я. Миркин указывает: отсутствуют розничные брокеры, торговые системы, ориентированные на розницу, реализуется дискриминация малых акционеров эмитентами, сложилась практика постоянной невыплаты дивидендов, отсутствует эмиссия ценных бумаг в расчете на привлечение розничных накоплений.

Повышение инвестиционной активности в экономике в значительной степени связано с уровнем развития рынка ценных бумаг, который наряду с банковской системой становится механизмом трансформации финансовых ресурсов домашних хозяйств в инвестиции.

Основными инвесторами на этом рынке выступают классические страховые компании, пенсионные фонды, инвестиционные компании, инвестиционные и ипотечные банки. Несмотря на то, что в нашей стране создан так называемый «третий ярус кредитной системы» (на 1 января 2002 г. было зарегистрировано 60 паевых инвестиционных фондов, 1064 — страховых компании, 268 — негосударственных пенсионных фондов), в течение всего периода рыночных реформ в России отсутствовал розничный сегмент рынка ценных бумаг.

В западных странах основной приток средств на рынок ценных бумаг обеспечивается населением. В США на долю ценных бумаг в привлечении средств приходится 15% ВВП. В России — менее 1% (43).

По оценкам экспертов, размер текущих резервов страховых и перестраховочных компаний составлял в 2002 г. 100— 150 млрд. руб., из них только около 35 млрд. руб. — взносы за счет страхования жизни, т.е. потенциально долгосрочные вложения. Доля страховых компаний во вложениях в ценные бумаги составляет порядка 24%, из них около половины вложений — вложения в дочерние компании и филиалы. Инвестиционный портфель пенсионных фондов составляет 68,4% их активов. Создание пенсионного рынка параллельно с проводящейся пенсионной реформой в стране должно сделать негосударственные пенсионные фонды заметным источником финансирования экономики (37, с. 63).

Стоимость акций, принадлежащих частным инвесторам, составила в 2002 г. не более 1 млрд. долл. Для сравнения: в США эта сумма два года назад составляла 6000 млрд., в Германии — 250 млрд. долл. Индивидуальные инвесторы занимают видное место на рынке ценных бумаг в западных странах, владея почти 40—50% всех акций, находящихся в обращении. Выпуск акций и облигаций как средства привлечения капитала домашних хозяйств у нас еще не стал нормой.

Фондовый рынок как единое целое не сложился в нашей стране и состоит из нескольких сегментов, существующих обособленно: акции приватизированных предприятий, бумаги акционерных обществ, банковские акции. Рынок акций крупных приватизированных предприятий непредсказуем. Не секрет, что этот сегмент рынка оказался в значительной степени под контролем западных инвесторов. Руководители большинства других предприятий, скупившие основную часть акций, не заинтересованы в их свободном хождении, так как это требует прозрачной отчетности, поэтому продажа их ограниченна.

Банковские акции демонстрируют скорее права собственности, изменение их курсовой стоимости носит часто номинальный характер, и владельцы акций (банки) не торопятся расстаться с ними.

Акции акционерных обществ также малодоступны для частного инвестора, этот процесс только начал свое развитие в 2003 г. и связан с реальной деятельностью паевых инвестиционных фондов (ПИФ) на розничном рынке сбережений домашних хозяйств. На руках населения в настоящее время преобладают акции 2—4 эмитентов: РАО ЕЭС, Газпрома и др.

На современном отечественном рынке ценных бумаг мелкому частному инвестору отведена эпизодическая роль и ограничен доступ к нему. Однако никакой рынок не может быть полноценным, если в него не вовлечены самые массовые экономические агенты — домашние хозяйства.

Тем не менее за 11 лет реформ в России так и не выработан системный государственный подход к решению этой проблемы, отсутствует государственная программа защиты прав инвесторов, включающая программу страхования. Кроме того, и само население не торопится вкладывать деньги в ценные бумаги.

Следует полностью согласиться с мнением И.П. Хоминич о том, что «отсутствие интереса российских домохозяйств к рынку ценных бумаг обусловлено следующими причинами: неразвитой структурой небанковских финансовых институтов; отсутствием предложения специальных инвестиционных инструментов, предназначенных для розничного инвестора; накопленным негативным опытом частных инвестиций в чековых фондах и финансовых пирамидах; отсутствием культуры инвестирования сбережений в ценные бумаги у нескольких поколений населения страны; отсутствием понятной, доступной информации о деятельности на рынке ценных бумаг; незрелостью института инвестиционного консультирования физических лиц» (125, с. 24).

Исходя из интересов общества, потенциал сбережений домашних хозяйств, даваемый ими общественному развитию, можно легко оценить через соотношение их величины с размерами ВВП. Данный показатель нормы сбережений служит лучшим критерием оценки изменений инвестиционного потенциала домашних хозяйств. Из расчетов, приведенных в интегрированной табл. 8, видна явно выраженная неустойчивая динамика изменения валовых сбережений домашних хозяйств относительно ВВП, имеющая в целом тенденцию к резкому снижению в 1999 г. (1,2% ВВП) с последующим ее повышением к 2001 г. (4,9% ВВП).

Выступая результирующим, заключительным звеном текущего потока доходов, сбережения формируются под влиянием всех факторов, определяющих процессы формирования, перераспределения и распределения доходов домашних хозяйств. 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: